Может ли быть грунт отходом

Добавлено: 31.05.2018, 21:05 / Просмотров: 81332
Закрыть ... [X]


Операция «Суворов»

(7 августа — 2 октября 1943 года)

Смоленская стратегическая наступательная операция, проведенная войсками Западного и левого крыла Калининского фронтов на западном направлении в период с 7 августа по 2 октября 1943 года, являлась составной частью общего наступления Красной Армии в летне-осенней кампании 1943 года. В рамках данной операции были проведены Спас-Деменская, Ельнинско-Дорогобужская, Духовщинско-Демидовская и Смоленско-Рославльская фронтовые наступательные операции.

Сражение продолжалось 57 дней. За это время наши войска освободили от оккупантов Смоленскую и часть Калининской областей, города Ельня, Духовщина, Рославль, Смоленск и вступили на территорию Белоруссии. Быстрое продвижение наших войск обеспечило крушение «Восточного вала» в верхнем течении Днепра и создало угрозу северному флангу группы армий «Центр». Германское командование было вынуждено перебрасывать дополнительные силы с орловско-брянского направления, что обеспечило успешное продвижение советских войск под Курском.

В разгар битвы на Курской дуге войска Западного и левого крыла Калининского фронтов готовились к реализации наступательной операции с целью освобождения Смоленска и прилегающих к городу территорий. Замысел действий наших войск состоял в том, чтобы нанести поражение группе армий «Центр», овладеть рубежом Духовщина — Смоленск — Рославль и не допустить переброски вражеских дивизий с этого участка фронта на юг, где шли решающие сражения 1943 года.

Операция, названная в честь величайшего российского полководца, — «Суворов» имела важное стратегическое значение. Она позволила расширить к северу общий фронт наступления Красной Армии летом и осенью 1943 года почти на 400 км. Германское командование в ходе операции с целью противодействия наступлению войск Калининского и Западного фронтов было вынуждено в общей сложности задействовать около 55 дивизий, причем 13 из них перебросить с орловского и три дивизии с других направлений.

В итоге Смоленской операции противник потерпел поражение и лишился стратегического плацдарма на важнейшем — центральном — московском направлении.

Все это создало более благоприятные условия для действий войск Брянского, Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Западного и Южного фронтов при разгроме ими главной вражеской группировки на юго-западном направлении, освобождении Левобережной Украины, а также форсировании реки Днепр. Координацию действий войск Западного и Калининского фронтов осуществлял представитель Ставки Верховного Главнокомандования маршал артиллерии Н. Н. Воронов.

Обстановка на фронтах

Войска Калининского и Западного фронтов на смоленском и рославльском направлениях к концу июля занимали оборону по рубежу Жары — западнее Великих Лук — Велиж — Мышково — Городок — Занозная — Мал. Савки — восточнее Жиздры.

Войска указанных фронтов находились на этом рубеже неодинаковое время. Так, войска Калининского фронта рубежом к северо-западу от Ярцево овладели еще в конце января 1942 года в результате наступления в ходе зимней кампании 1941–1942 годов, войска Западного фронта вышли на указанный рубеж в марте 1943 года в результате преследования противника, отходившего с ржевско-вяземского плацдарма. После отхода с этого кровавого для Красной Армии рубежа германские войска прочно закрепились на линии Велиж — Ярцево — Дорогобуж — Спас-Деменск — западнее Кирова.

После того как войскам Западного фронта весной 1943 года не удалось с ходу прорвать оборону противника на смоленском и рославльском направлениях, они по приказу Ставки Верховного Главнокомандования перешли к обороне на достигнутом рубеже.

В то время как войска Калининского, правого крыла и центра Западного фронтов, прочно обороняясь на западном направлении, готовились к Смоленской наступательной операции, войска левого крыла Западного и Брянского фронтов 12 июля перешли в наступление на орловском направлении. Развивая успех, они к 25–30 июля вышли на рубеж 10–15 км восточнее н/п Жиздра — Хвастовичи — Карачев.

Успешное наступление советских войск на орловско-брянском направлении создало более выгодные условия для нанесения ударов на смоленском и рославльском направлениях.

Германское командование придавало большое значение удержанию «Смоленских ворот» — полосы местности между Днепром и Западной Двиной. Этот район был относительно недалеко от Москвы. С удобных аэродромов, расположенных здесь, авиация противника могла совершать налеты на советскую столицу. С потерей «Смоленских ворот» враг лишался такой возможности. Кроме того, овладение этим районом открывало для наших войск путь в Белоруссию. Поэтому даже в момент, когда на Курском выступе противник попал в катастрофическое положение, немецкое командование не решилось снять отсюда ни одной дивизии. Больше того, в период с 1 по 6 августа, обнаружив подготовку Западного фронта к наступлению, оно укрепило обороняющуюся группировку тремя свежими дивизиями.

Германское руководство уделяло огромное внимание созданию прочной обороны смоленского и рославльского направлений. Противник стремился любой ценой удерживать занимаемые рубежи западнее Кирова — Спас-Деменска — Ярцево и Велижа. Удерживая в своих руках эти районы, немецкие войска находились в 250–300 км от Москвы и тем самым создавали угрозу столице нашей Родины.

Нависающее положение войск Западного и Калининского фронтов по отношению ко всей стратегической группировке врага, действовавшей к югу от линии Киров — Рославль, заставляло противника опасаться развития наступления советских войск во фланг и тыл его группировке, находившейся в районе Орла. Германское командование также считало, что если советским войскам удастся овладеть районом Смоленск — Рославль, то они получат возможность «прорваться как можно дальше на запад и обеспечить этим самым выгодные исходные районы для последующих операций против района Минска…» Этими причинами и объясняется то упорство, как это будет показано ниже, с которым вражеские войска обороняли рубежи на смоленском и рославльском направлениях.

В конце июля противник, располагая данными об усилении наших войск на западном направлении, считал, что советское командование готовит наступление на смоленском и рославльском направлениях. При этом он полагал, что это наступление будет предпринято с целью сковывания («задержания») сил группы армий «Центр» на западном направлении. Так, например, оценивая обстановку на Восточном фронте на 28 июля 1943 года, германское командование указывало: «На участках группы армий „Центр“ многие признаки свидетельствуют о продолжающейся подготовке к наступлению пока с ограниченной целью (Рославль, Смоленск, Витебск) и о задержании сил группы армий „Центр“».

Немецкое руководство учитывало, что ввиду отсутствия в его распоряжении достаточных резервов наступление войск Западного фронта может повлечь серьезные последствия для германской группировки. В той же оценке обстановки на 28 июля командование противника сделало вывод: «Хотя и не ожидается крупное наступление противника с обширными замыслами против фронтов 4-й армии и 3-й танковой армии… все же… следует указать на то, что противник по своей численности в состоянии… начать крупные местные наступательные операции, в результате которых может произойти вклинение русских в немецкую главную полосу обороны. Это может привести к местным кризисам, которые вследствие нехватки немецких резервов не могут быть сразу локализованы и поэтому могут быстро принять большие размеры».

В середине июля 1943 года, то есть к началу непосредственной подготовки Смоленской наступательной операции, войска Калининского фронта в составе 3-й и 4-й ударных, 43-й и 39-й общевойсковых, 3-й воздушной армий и 3-го гвардейского кавалерийского корпуса обороняли рубеж Жары (30 км севернее Великих Лук) — восточнее Новосокольников — Усвяты — Велиж — Рядыни общей протяженностью до 300 км. В составе общевойсковых армий находилось 24 стрелковые дивизий и 7 стрелковых бригад; 3-я воздушная армия имела 238 самолетов.

Перед войсками Калининского фронта были развернуты 3-я танковая армия и часть сил 27-го армейского корпуса 4-й армии противника (всего 19 пехотных и часть сил одной панцергренадерской дивизии), из которых тактическую зону обороняли 15 пехотных дивизий и часть сил одной панцергренадерской дивизии. Оперативные резервы — одна пехотная и две охранные дивизии — были сосредоточены в районах Идрица — Полоцк — Орша.

Войска Западного фронта правым крылом и центром обороняли рубеж севернее Ярцево — Киров — Щигры. Войска левого крыла фронта — 11-я гвардейская, основные силы 50-й, а также переданные из стратегических резервов 11-я и 4-я танковая армии — проводили вместе с войсками Брянского и Центрального фронтов Орловскую наступательную операцию.

Главные силы 1-й воздушной армии Западного фронта поддерживали наступление войск левого крыла фронта. Наиболее сильной в составе Западного фронта была 11-я гвардейская армия, причем при формировании армии в ее состав были переданы лучшие дивизии фронта. В этой армии находилось 12 стрелковых дивизий (из них 9 гвардейских) и два танковых корпуса.

В связи с необходимостью сосредоточить усилия войск и командования Западного фронта на подготовку предстоявшей на смоленском и рославльском направлениях операции, а также с целью объединения управления войсками, действовавшими на брянском направлении, советское командование приказало с 30 июля передать 11-ю гвардейскую, 11-ю и 4-ю танковую армии Западного фронта в состав Брянского фронта. Одновременно была установлена новая разграничительная линия между Западным и Брянским фронтами, в результате чего ширина полосы Западного фронта сократилась с 350 до 300 км. В этой полосе действовали войска 31, 5, 33, 49, 10-й и часть сил 50-й армий. 10-я гвардейская армия находилась в резерве фронта. Ее соединения и части доукомплектовывались личным составом и материальной частью.

Всего к концу июля Западный фронт имел 44 стрелковые дивизии, одну стрелковую бригаду и один укрепленный район. 1-я воздушная армия имела 855 самолетов.

Перед войсками Западного фронта были развернуты 4-я полевая и часть сил 2-й танковой армий противника (входили в группу армий «Центр»), имевших в своем составе 20 дивизий, из которых 18 пехотных дивизий обороняли тактическую зону обороны и две охранные дивизии находились в районах Бобруйска и Гомеля.

Всего перед войсками Калининского и Западного фронтов на рубеже протяженностью в 600 км противник имел около 40 дивизий, большая часть которых находилась на фронте с первого дня войны и имела большой боевой опыт. Германские дивизии по численности превосходили аналогичные соединения Западного и Калининского фронтов (численность немецких дивизий в среднем была равна 10 000 человек, а дивизий Западного и Калининского фронтов — 6500–7000 человек).

Противник, ожидая наступательных действий советских войск на смоленском и рославльском направлениях, продолжал совершенствовать свои оборонительные рубежи. Защищая их продолжительное время (до пяти месяцев, а на отдельных участках — до полутора лет), а также используя благоприятные для организации прочной обороны условия местности, вражеские войска создали мощные оборонительные позиции, состоявшие из 5 оборонительных полос общей глубиной до 100–130 км.

Тактическая зона обороны включала в себя главную и вторую полосы обороны. Общая глубина тактической зоны обороны достигала 12–15 км.

Глубина главной полосы обороны (или главного поля боя) не превышала 4,5–5 км. Она состояла из трех позиций (линий обороны) с развитой системой траншей, опорных пунктов и узлов сопротивления, связанных между собой ходами сообщения. На отдельных, наиболее важных направлениях третья позиция состояла из сплошного противотанкового рва с односторонним бруствером, приспособленным к обороне, с врезанными ячейками и пулеметными гнездами. Ров был связан ходами сообщения со второй позицией и ближайшими укрытиями в тылу.

Передний край главной полосы обороны проходил преимущественно по высотам, господствующим над окружающей местностью. На всем протяжении он был прикрыт проволочными заграждениями, а также сплошными минными полями, установленными как перед проволочными заграждениями, так и между этими заграждениями и первой траншеей.

Вторая позиция и опорные пункты в глубине обороны также прикрывались минными полями и проволочными заграждениями. За третьей позицией были созданы опорные пункты, в которых располагались дивизионные резервы. Противник установил также большое количество бронированных пулеметных точек и ДЗОТов (в среднем 6–7 сооружений на 1 км фронта), а для укрытия личного состава непосредственно за огневыми точками построил блиндажи.

Вторая полоса обороны (или тыловая позиция), находившаяся в 8–10 км от переднего края главной полосы, состояла из системы опорных пунктов, соединенных между собой траншеями. Перед передним краем второй полосы также были установлены проволочные заграждения, а на важнейших направлениях — и минные поля. Между главной и второй полосами обороны противник создавал ротные опорные пункты.

Такие города, как Новосокольники, Витебск, Сурож, Рудня, Духовщина, Ярцево, Дорогобуж, Ельня, Спас-Деменск, Демидов, Смоленск, Рославль, были подготовлены противником как мощные узлы сопротивления к круговой обороне, а подступы к ним прикрыты проволочными заграждениями и минными полями. Дороги на важнейших направлениях минировались.

Главная полоса обороны занималась пехотными дивизиями первой линии, которые строили свой боевой порядок, как правило, в один эшелон.

Дивизия обороняла полосу шириной 10–15 км. Основная масса артиллерии находилась между второй и третьей позициями, а иногда и за третьей позицией (Спас-Деменские высоты).

В обороне немецкие войска все свои усилия направляли на удержание тактической зоны обороны.

В оперативной глубине противник подготовил три-четыре оборонительные полосы.

На духовщинском направлении в полосе левого крыла Калининского фронта были подготовлены три оборонительные полосы. Первая полоса проходила по рубежу Ефремов — Духовщина — Ярцево; вторая — по правому берегу реки Хмость; третья — по рубежу Витебск — Сурож — Демидов — левый берег реки Каспля — восточные подступы к г. Смоленск.

На смоленском и рославльском направлениях в полосе Западного фронта германские войска подготовили три-четыре оборонительные полосы. Первая полоса проходила по рекам Угра и Снопоть; вторая — по левому берегу р. Ужа, западнее Ельни и далее по р. Десна; третья — по р. Устрой до Новых Яковлевичей и далее Ново-Тишово — Старое Щербино — Стряна; четвертая — по рекам Хмость и Волость. Все подготовленные в оперативной глубине обороны полосы к началу наступления войсками заняты не были, но немецкое командование намеревалось в случае необходимости «заполнить» эти полосы войсками, в том числе оперативными резервами или соединениями, переброшенными с других участков.

При оборудовании полос и организации обороны противник особое внимание обращал на создание прочной противотанковой обороны. Все танкоопасные направления были прикрыты противотанковыми препятствиями. Узлы дорог и крупные населенные пункты подготовлялись к круговой обороне прежде всего в противотанковом отношении, и в них, как правило, сосредоточивалась основная масса противотанковой артиллерии.

Таким образом, в инженерном отношении оборона противника была достаточно развита.

Район, где в августе-сентябре 1943 года развернулась Смоленская наступательная операция, охватывает территорию Великолукской, Калининской и Смоленской областей и представляет собой слегка всхолмленную равнину с общим понижением уровня на запад и на юг.

Местность в большей своей части покрыта смешанными, хвойными лесами и кустарником, имеет много заболоченных участков, а также изобилует большим количеством рек, текущих в меридиональном направлении. Наиболее значительными из них являются Западная Двина, Угра, Снопоть, Десна, Вопь, Устрой, Хмость, Каспля, Волость, Остер и Днепр. Опираясь на них, противник создал ряд оборонительных полос. Ширина рек сравнительно небольшая и колеблется от 10 до 120 м, глубина — 0,4–2,5 м, скорость течения — 0,2–1,2 м/сек, однако поймы их болотистые и труднопроходимые; западный берег, как правило, преобладает над восточным.

Дорожная сеть района была развита слабо, грунтовые дороги после дождей становились труднопроходимыми, количество оборудованных переправ на реках было весьма незначительно.

Вследствие большого количества осадков в период подготовки и ведения операции уровень воды в реках повышался, болота становились непроходимыми, размокший грунт — вязким. Все это требовало от наступавших войск большой затраты дополнительных усилий.

Если учесть, что в 1943 году только в период с 7 августа по 2 октября из 43 суток (всего операция продолжалась 57 суток. — Примеч. авт.), в течение которых войска Калининского и Западного фронтов вели наступательные действия, 29 суток (или 67 %) были дождливые, то становится понятно, сколько потребовалось приложить усилий, чтобы обеспечить успешное осуществление операции.

Значительные по площади лесные массивы в районах севернее Спас-Деменска, Кирова вполне обеспечивали маскировку войск. С выходом же к железной дороге Спас-Деменск — Смоленск местность совершенно открытая. Это требовало маскировки и надежного прикрытия войск с воздуха. Важнейшими узлами железных и шоссейных дорог и крупными населенными пунктами в тылу наших войск были Белый, Вязьма, Киров, Сухиничи. Наиболее крупными населенными пунктами у противника, через которые проходили важнейшие железные и шоссейные дороги, являлись Духовщина, Ярцево, Дорогобуж, Спас-Деменск, Демидов, Смоленск, Рославль. Большинство этих пунктов представляли собой сильные узлы сопротивления в системе вражеской обороны.

К началу операции наши войска имели одну рокадную железную дорогу Ржев — Вязьма — Киров с пропускной способностью 20–25 пар поездов в сутки. От нее по направлению к фронту шли железные дороги: Вязьма — Смоленск (пропускная способность 40–45 пар поездов в сутки) и Сухиничи — Смоленск (пропускная способность 20–25 пар поездов в сутки), что в основном обеспечивало подвоз войскам боеприпасов и продовольствия.

Противник располагал более развитой сетью железных и шоссейных дорог. Большое значение для перевозок как в прифронтовой полосе, так и в глубине имели узлы железных и шоссейных дорог — Смоленск и Рославль. Расходившиеся от этих узлов в различных направлениях железные и шоссейные дороги обеспечивали полностью оперативные перевозки вражеских войск и грузов из тыла и маневр вдоль фронта.

Особенно важное значение для врага имела рокадная железная дорога Смоленск — Брянск, которая связывала его группировку, находившуюся на западном направлении, с группировкой, сосредоточенной на орловском направлении.

В целом войскам Калининского и Западного фронтов предстояло прорвать достаточно укрепленную оборону врага со значительной плотностью живой силы, огневых средств, инженерных сооружений и заграждений и наступать в условиях лесисто-болотистой местности, затруднявшей применение боевой техники, особенно танков и тяжелой артиллерии.

Подготовка операции

В конце июня 1943 года Ставка Верховного Главнокомандования ориентировала командующих фронтами на то, что летом 1943 года главный удар советские войска будут наносить на юго-западном стратегическом направлении, по главной группировке германских войск.

Для достижения поставленной цели войска Калининского и Западного фронтов должны были нанести поражение 3-й танковой и 4-й армиям группы армий «Центр» противника и овладеть рубежом Смоленск — Рославль.

Кроме того, предусматривался вариант возможных действий главных сил войск Западного фронта в южном направлении, западнее Брянска, для содействия наступлению войск Брянского фронта, если их продвижение замедлится.

Наступательная операция войск Западного и Калининского фронтов должна была осуществляться в тесном стратегическом взаимодействии с войсками, наступавшими на орловско-брянском и белгородско-харьковском направлениях.

В соответствии с замыслом операции главный удар намечалось нанести на рославльском направлении войсками Западного фронта, командующим которого был генерал-полковник В. Д. Соколовский, начальником штаба — генерал-лейтенант А. П. Покровский, а членом Военного совета генерал-лейтенант Н. А. Булганин. Войска фронта должны были разгромить противника в районах Ельня и Спас-Деменск и в дальнейшем развивать наступление на Рославль. Армиям правого крыла Западного фронта предстояло во взаимодействии с соединениями левого крыла Калининского фронта разгромить противника в районе Ярцево — Дорогобуж и в дальнейшем наступать в общем направлении на Смоленск.

Войска Калининского фронта, которыми командовал генерал-полковник А. И. Еременко (начальник штаба генерал-лейтенант В. В. Курасов, член Военного совета генерал-лейтенант Д. С. Леонов) должны были своим левым крылом нанести удар в направлении н/п Духовщины, во взаимодействии с соединениями правого крыла Западного фронта разгромить группировку противника в районе Духовщина и в дальнейшем наступать в направлении на Смоленск. Командующим фронта в это время был генерал-полковник А. И. Еременко, членом Военного совета генерал-лейтенант Д. С. Леонов, начальником штаба генерал-лейтенант В. В. Курасов.

Для усиления войск Западного фронта из стратегических резервов передавались 21-я и 68-я армии, 5-й механизированный и 6-й гвардейский кавалерийский корпуса. 1-я воздушная армия была усилена тремя авиационными корпусами (бомбардировочным, штурмовым и истребительным) и одной ночной бомбардировочной авиационной дивизией.

Кроме того, предполагалось на время проведения Смоленской стратегической наступательной операции усилить Западный фронт дополнительно 4-й танковой армией, 5-м и 25-м танковыми корпусами, а также выделить пять боекомплектов боеприпасов, о чем командующий войсками фронта был информирован при докладе им плана операции в Ставке в июле 1943 года. Однако танковые армия и корпуса в состав Западного фронта в период проведения Смоленской операции не были переданы, а боеприпасы поступили не в том количестве, в котором предполагалось.

Таким образом, к началу Смоленской операции Западный фронт в своем составе имел 31, 5, 10-ю гвардейскую, 33, 49, 10, 50, 68, 21-ю общевойсковые и 1-ю воздушную армии, 5-й механизированный и 6-й гвардейский кавалерийский корпуса.

Одновременно Калининский фронт был усилен 3-м гвардейским кавалерийским корпусом. Этот фронт к 13 августа в своем составе (протяженность линии фронта около 300 км) имел 3-ю и 4-ю ударные, 43, 39, 3-ю воздушную армии и 3-й гвардейский кавалерийский корпус.

Всего к началу наступления артиллерия усиления Западного фронта насчитывала две артиллерийские дивизии прорыва, 10 отдельных артиллерийских бригад и 47 артиллерийских полков, а артиллерия усиления Калининского фронта — одну артиллерийскую дивизию прорыва и 28 артиллерийских полков. Фронты также были усилены частями и соединениями инженерных войск.

Исходя из поставленной задачи, командующий войсками фронта решил прорвать оборону противника на участке Шимени (2 км южнее Чащи) — Куприно протяженностью 16 км, нанося главный удар силами четырех армий, одного механизированного и одного кавалерийского корпусов в общем направлении на Рославль с задачей разгромить главные силы 4-й армии противника и овладеть важным узлом железных и шоссейных дорог — г. Рославль.

Для содействия главной группировке фронта в уничтожении войск противника в районе Спас-Деменска намечался переход в наступление части сил 10-й армии из района Кирова на Оболовку и Воронцово. Кроме того, силами правого крыла фронта (31-я и 5-я армии) планировалось нанести еще два удара с целью разгрома группировок противника в районах Ярцево и Дорогобуж.

Две армии (49-я и 50-я) должны были оборонять ранее занимаемые рубежи в готовности перейти в наступление с началом отхода противника.

После разгрома главных сил 4-й армии противника войска фронта должны были выйти на рубеж Ярцево — Починок — Рославль — Дубровка. Планируемая глубина фронтовой операции на направлении главного удара достигала 180–200 км.

Оперативное построение фронта намечалось иметь в два эшелона. Во втором эшелоне находились 68-я и 21-я армии, причем для развития наступления в глубину и в сторону флангов 68-ю армию планировалось ввести в прорыв в общем направлении на Ельню, Починок и 21-ю армию — на Дубровку. 6-й гвардейский кавалерийский корпус предназначался для ввода в прорыв на направлении главного удара с задачей содействовать 10-й гвардейской армии в овладении г. Рославль.

Таким образом, прорыв намечалось осуществить на четырех участках фронта. Ширина всех участков прорыва составляла 42 км, из них 16 км приходилось на направление главного удара.

В соответствии с принятым решением армиям фронта были поставлены следующие задачи.

31-й армии было приказано прорвать оборону противника на участке реки Вопь (протяженность 8 км), во взаимодействии с соединениями 39-й армии Калининского фронта уничтожить его группировку в районе севернее Ярцево и выйти на рубеж Ярцево — Прость. Частью сил армия должна была во взаимодействии с войсками 5-й армии окружить и уничтожить группировку врага в районе Дорогобужа и овладеть железнодорожной станцией и городом Дорогобуж.

5-й армии ставилась задача прорвать оборону противника на участке Секарево — Курворсть (протяженность 11 км), выйти в район Усвятье и во взаимодействии с войсками 31-й армии окружить и уничтожить противника в районе г. Дорогобуж. Одновременно часть сил армии должна была наступать в общем направлении на Смоленск.

10-й гвардейской армии было приказано прорвать вражескую оборону на участке Чащи — Карповка (протяженность 10 км) и развивать наступление в общем направлении на Рославль. 5-й механизированный корпус предполагалось ввести в прорыв с рубежа Черничник — Вывалки для развития успеха армии на направлении главного удара.

33-й армии указывалось прорвать оборону противника на участке Лукино — Куприно (протяженность 6 км) и наступать в направлении Оболовка с целью во взаимодействии с войсками 10-й армии окружить и уничтожить группировку противника в районе Спас-Деменска.

49-й армии в составе четырех стрелковых дивизий ставилась задача оборонять юхновское направление и быть в готовности к переходу в наступление в общем направлении на Спас-Деменск.

10-й армии намечалось прорвать оборону противника на фронте Острая Слобода — Верхняя Песочня (протяженность 7 км) и, развивая наступление на Оболовку и Воронцово, во взаимодействии с 33-й армией окружить и уничтожить группировку противника в районе Спас-Деменска.

50–я армия должна была оборонять занимаемый рубеж и быть в готовности перейти в наступление в своей полосе.

68-й армии ставилась задача быть готовой войти в прорыв в стыке 5-й и 10-й гвардейской армий с рубежа Мазово — Вититнево и наступать в направлении Ельня с задачей уничтожить подходящие резервы противника, овладеть г. Ельня и в дальнейшем наступать на Починок.

2-ю армию намечалось ввести в прорыв в стыке 10-й гвардейской и 33-й армий с задачей наступать на Шуи и в дальнейшем на ст. Дубровка.

6-му гвардейскому кавалерийскому корпусу в составе трех кавалерийских дивизий и трех танковых полков было приказано следовать за наступавшими войсками 10-й гвардейской армии и, выйдя в район Липня — Передельники — Мутище, войти в прорыв и наступать в направлении Стодолище — Новый Деребуж.

Численный состав войск Западного фронта без тыловых частей и частей боевого обеспечения к началу наступления показан в таблице (с. 242–243).

Как показывают эти данные, из 58 дивизий, имевшихся в составе фронта, 38 дивизий (66 %) предназначались для создания ударных группировок. Из этих 38 дивизий 22 дивизии (60 %) предполагалось использовать для действий на направлении главного удара и 16 дивизий — для нанесения ударов на других направлениях. Такое сосредоточение сил позволяло иметь на направлении главного удара одну стрелковую дивизию на 2–2,5 км фронта прорыва.

Численность дивизий во фронте колебалась от 5300 до 8200 человек, причем дивизии с большей численностью были в армиях, действовавших на направлении главного удара. Наиболее слабо укомплектованы были армии, выполнявшие оборонительные задачи (50-я и 49-я). Из девяти армий шесть армий имели по 6 дивизий, одна (49-я) — 4, одна (21-я) — 8 и одна (31-я) — 9 дивизий. Из числа объединений, прорывавших оборону противника, дивизии с наименьшей численностью имела 31-я армия (6959 человек).

Численный состав войск Западного фронта (без тыловых частей и частей боевого обеспечения) к началу наступления (7 августа 1943 года)

Армия Общая ширина фронта армии Ширина участка прорывов в км Количество дивизий Всего людей в армиях Всего людей в дивизиях Средняя численность одной стрелковой дивизии Количество дивизий, предназначавшихся для создания ударных группировок Всего из них В первом эшелоне Во втором эшелоне 31-я 56 8 9 70 769 62 630 6500–7000 7 5 2 5-я 50 11 6 69 709 44 668 7000–7400 5 4 1 10-я гвардейская 25 10 6 74 637 49 387 8000–8200 4 3 1 33-я 15 6 6 60 963 44 663 7000–7400 4 — 2 49-я 42 — 4 32 381 29 065 7000–7200 — — — 10-я 72 7 6 57 044 42 381 6900–7100 4 2 2 50-я 42 — 6 41 709 32 018 5000–5300 — — — 68-я — — 6 49 418 44 912 7000–7400 6 — 6 21-я — — 8 65 903 61 996 7500–8000 8 — 8 Части фронтового подчинения (в том числе 6 гв. кк) — — 1 сд и 3 кд 35 951 — — 3 кд — — Итого в боевых войсках фронта 302 42 58 сд и 3 кд 558 484 411 720 7200 38 и 3 кд 16 22

Состав 10-й гвардейской армии дан вместе с 5-м механизированным корпусом.

Численность всех войск Западного фронта на 1 августа 1943 г, составляла 824 242 человека.

Армия Количество орудий и минометов, имевшихся в армиях (вместе с усилением) Количество танков Количество инженерных частей и соединении в армиях (вместе с усилением, но без учета войсковых) Всего 82– и 120-мм минометов Орудий 203, 152, 122, 107, 76-мм ДА Орудий 76-мм ПА, 45-мм и зенитных Реактивной артиллерии (установок) Итого орудий и минометов всех калибров 31-я 630 291 462 20 1403 48 Два инжбата 5-я 621 547 457 32 1657 81 Два инжбата 10-я гвардейская 588 538 388 168 1682 315 Одна шисбр, два инжбата, один мотоинжбат 33-я 498 405 323 192 1418 147 Два инжбата 49-я 366 244 260 — 870 — Два инжбата 10-я 480 342 442 8 1272 91 Два инжбата 50-я 477 232 364 24 1097 71 Два инжбата 68-я 239 223 379 24 865 87 Два инжбата 21-я 865 308 479 24 1667 — — Части фронтового подчинения (в том числе 6 гв. кк) 367 315 212 540 1434 121 — Итого в боевых войсках фронта 5131 3445 3766 1032 13 374 961 Одна шисбр, семнадцать инжбатов, один мотоинжбат

В том числе зенитных орудий около 1000.

Всего во вторых эшелонах армий и фронта имелось 22 дивизии, из них 14 дивизий — во втором эшелоне фронта и 8 дивизий — во вторых эшелонах пяти армий.

В армиях, которые к началу наступления имели корпуса, боевые порядки последних строились в два эшелона.

В 10-й гвардейской и 33-й армиях, наносивших главный удар, ширина участков прорыва для стрелковых корпусов назначалась до 6 км, для стрелковых дивизий — 2–3 км. Из общего количества 13 374 орудий и минометов всех калибров (кроме 50-мм минометов), имевшихся во фронте к началу наступления, на направлении главного удара было сосредоточено 5641 орудие и миномет (42 %) и для нанесения ударов на других направлениях — 4332 орудия и миномета (33 %). Таким образом, на четырех участках прорыва находилось 75 % всей артиллерии, что обеспечивало артиллерийскую плотность свыше 200 орудий и минометов на 1 км фронта прорыва.

Из 961 танка на направлении главного удара предназначалось 549 танков (57 %) и для нанесения ударов на других направлениях — 220 танков (23 %); 71 танк (7 %) был в 50-й армии, которая активных задач не получила. На всех четырех участках прорыва было сосредоточено 80 % всех танков, что могло обеспечить оперативную плотность 18 танков на 1 км фронта прорыва. 20 % всех 244 танков выделялось на второстепенные направления и в резерв командующего фронтом.

В отличие от битвы на Курской дуге качественный состав бронетанковой техники, предполагаемой к применению в операции «Суворов», отличался широким применением технически устаревших образцов.

Например, в 5-й общевойсковой армии на 7 августа 1943 года имелись 158-я танковая бригада, 161-й отдельный танковый полк и 1494-й самоходно-артиллерийский полк.

158-я танковая бригада имела в своем составе 27 танков американского производства М3 средних и 17 танков М3 легких (в самой американской армии подобная техника в это время уже практически не применялась. — Примеч. авт.), четыре 76,2-мм орудия, шесть 82-мм минометов и мотострелково-пулеметный батальон в количестве 120 человек.

До начала операции это соединение в течение четырех месяцев пополнялось материальной частью и занималось боевой подготовкой. Ранее неоднократно участвовала в боях и к операции была подготовлена. Командовал бригадой полковник Крутий.

161-й отдельный танковый полк имел 32 танка Т-34–76 и 7 легких Т-70. Рота автоматчиков была неукомплектована.

Полк в состав армии влился 18 июля, был передан из резерва Западного фронта и до начала операции занимался боевой подготовкой. В целом эта часть была готова к наступлению. 161 отп командовал полковник Корчагин.

1494-й самоходно-артиллерийский полк имел в своем составе 16 современнейших САУ СУ-122 и один Т-34–76.

Эта часть прибыла в состав армии 5 августа 1943 года. Ранее в боях не участвовала и подготовлена была слабо. Полком командовал подполковник Катышев.

10-я гвардейская армия к началу операции насчитывала в своем составе танковую бригаду и два танковых полка.

23-я гвардейская танковая бригада имела в своем составе 8 КВ, 22 Т-34–76 и 21 легкий танк Т-70/Т-60. Кроме танковых подразделений в соединении числился мотострелковый батальон, противотанковая и зенитная батареи.

119-й танковый полк состоял из танковых подразделений в составе 35 танков Т-34–76, роты автоматчиков и взвода противотанковых ружей.

284-й танковый полк имел 4 КВ, 22 танка Т-34–76, 6 Т-70, а также роту автоматчиков и взвод ПТР.

На подходе был 64-й гвардейский танковый полк, получивший 21 тяжелый танк типа КВ.

Мощная танковая группировка была в 10-й армии Западного фронта. Именно на ее участке наступления противник введет в бой 9, 20 и 5-ю танковые дивизии, подвижной отряд 11-й танковой дивизии, 10-й танковый полк и части 8-й танковой дивизии, 189-й запасной батальон, батальон 487 пп 267 пд, 26 и 211 пд и тыловые подразделения 56-го армейского корпуса.

На 9 августа 1943 года в состав армии входили 94-я танковая бригада (32 Т-34–76, 12 Т-70, 7 Т-60; без мотострелкового батальона — не укомплектован), 56-й гвардейский танковый полк (31 Т-34–76, 6 Т-70, 3 БА-64), 1537-й тяжелый самоходно-артиллерийский полк (один БА-64, один КВ, 12 САУ СУ-152) и 1-й отдельный Краснознаменный дивизион бронепоездов в составе 671 и 645 БЕПО.

В ходе боевых действий в состав армии прибыли: в 23.00 11 августа — 196-я танковая бригада в составе 8 танков MK II «Матильда II», 14 MK III «Валентайн IV, V, VII», 10 М3 средних и 20 М3 легких; к 7.00 12 августа — 43-я гвардейская танковая бригада, имевшая 2 КВ, 10 Т-34–76, 10 Т-70, 4 Т-60 и один Т-30.

Обеспеченность частей к началу операции: боеприпасами — 3 б/к, ГСМ — 3 заправки, продовольствие — 4 сутодачи.

Вроде бы и танков немало, но потрясающая «разносортица», а также обилие легких машин и архаичных образцов англо-американского и отечественного производства. Спасало одно — у немцев была очень похожая ситуация.

В первых числах августа командующий фронтом генерал-полковник В. Д. Соколовский вместе с большой группой офицеров штаба проверил боевую готовность всех армий, лично рассмотрел планы наступления каждого корпуса, каждой дивизии первого эшелона.

Исходя из задачи, поставленной войскам Калининского фронта, командующий фронтом решил главный удар нанести 39-й армией в общем направлении на Духовщину — Смоленск. Войскам этой армии ставилась задача разгромить 27-й армейский корпус противника и к исходу второго дня операции овладеть г. Духовщина. В дальнейшем они должны были развивать наступление на Смоленск и во взаимодействии с войсками правого крыла Западного фронта на восьмой-девятый день операции овладеть Смоленском.

Для обеспечения наступления войск 39-й армии намечались действия двух стрелковых дивизий 43-й армии в общем направлении на Скугрево (15 км юго-восточнее Демидова).

На правом крыле войска 3-й ударной армии под командованием генерал-лейтенанта К. Н. Галицкого и 4-й ударной армии, которой командовал генерал-майор В. И. Швецов, и часть сил 43-й армии должны были оборонять занимаемый рубеж.

В соответствии с принятым решением командующий фронтом поставил следующие задачи.

Войскам 39-й армии в составе трех корпусов приказывалось прорвать оборону противника на двух участках: силами 84-го стрелкового корпуса на участке Вердино — высота с отметкой 254,7 (ширина участка 6 км), 2-го гвардейского и 83-го стрелковых корпусов на участке Стар. Капешня — Мышково (ширина участка 10 км). После прорыва обороны противника эти корпуса должны были разгромить группировку противника в районе Духовщина и в дальнейшем развивать наступление на Смоленск.

Войскам левого фланга 43-й армии (179-я и 306-я стрелковые дивизии) ставилась задача осуществить прорыв обороны противника на участке Дурнево — Большие Толкачи (ширина участка 4 км) и, наступая в общем направлении на Ефремов и Скугрево (15 км юго-восточнее Демидова), прочно обеспечить с северо-запада наступление войск 39-й армии.

После прорыва обороны противника и овладения г. Духовщина командующий фронтом планировал ввести в прорыв подвижную группу (46-я и 47-я механизированные и 143-я танковая бригады) с задачей во взаимодействии с войсками 39-й армии овладеть г. Смоленск.

Таким образом, для решения поставленных задач командующий фронтом привлекал десять стрелковых дивизий. Выполнение основной задачи возлагалось на 39-ю армию, которая имела в своем составе восемь стрелковых дивизий, один укрепленный район, одну стрелковую бригаду, свыше 2400 орудий и минометов разных калибров и 102 танка.

Численный состав боевых войск Калининского фронта без тыловых частей и частей боевого обеспечения к началу наступления приведен в таблице (с. 250–251).

Численный состав войск Калининского фронта (без тыловых частей и частей боевого обеспечения) к началу наступления (13 августа 1943 года)

Армия Общая ширина фронта армии в км Ширина участка прорыва в в км Количество дивизии и бригад в армиях Всего людей в армиях Всего людей Средняя численность сд сбр в дивизиях в бригадах сд сбр 3-я ударная 100 — 5 4 57 805 31 842 15 205 6000–6500 3801 4-я ударная 100 — 5 1 48 459 34 637 5060 6500–7000 5060 43-я 60 4 4+1 УР 1 42 353 28 749 4243 7000–7200 4243 39-я 40 16 8+1 УР 1 88 877 54 567 5194 6800–7000 5194 Части фронтового подчинения (в том числе 3 гв. кк) — — 2+3 кд — 45 907 12 967 — 6500 — Итого в боевых войсках фронта 300 20 24+3 кд 7 283 401 162 762 29 702 6700 4243

Численность всех войск Калининского фронта на 1 августа 1943 г. составляла 428 421 человек.


Армия Количество дивизий, предназначавшихся для создания ударных группировок Количество орудий и минометов, имевшихся в армиях (вместе с усилением) Количество танков Количество инженерных частей и соединений в армиях (вместе с усилением, но без учета войсковых) Всего Из них всего 82– и 120-мм минометов орудий 203, 152, 122, 107, 76-мм ДА орудии 76-мм ПА, 45-мм и зенитных реактивной артиллерии (установок) итого орудий и минометов всех калибров сд сбр В первом эшелоне Во втором эшелоне сд сбр сд сбр 3-я ударная — — — — — — 763 407 315 14 1499 52/2 Два инжбата 4-я ударная — — — — — — 560 375 220 40 1195 132/17 Три инжбата 43-я 2 — 2 — — — 506 292 192 24 1014 32/7 Два шисбр 39-я 8 1 8 1 — — 990 806 378 265 2439 102/2 Две шисб и три инжбата Части фронтового подчинения (в том числе 3 гв. кк) 2 — — — — — 477 279 358 12 1126 157/11 — Итого в боевых войсках фронта 12 1 10 1 — — 3296 2159 1463 355 7273 475/39 Две шисбр и десять инжбатов

 Две стрелковые дивизии (5-й гвардейский стрелковый корпус) были выдвинуты на направление главного удара, то есть за соединениями 39-й армии.

В том числе зенитных орудий около 150.

 В знаменателе показано количество танков, требующих войскового ремонта.

Ввиду того, что 39-й армии предстояло прорывать сильно укрепленную оборону в на двух участках протяженностью 16 км, командующий армией из имевшихся в его распоряжении сил не мог создать ни второго эшелона, ни резерва. Поэтому командующий фронтом предполагал развивать успех операции подвижной группой и частью сил своего резерва. Для этой цели в его распоряжении к началу наступления находились 3-й гвардейский кавалерийский корпус и 5-й гвардейский стрелковый корпус (3-й ударной армии).

Как видно из решения командующего фронтом, выделенные для прорыва силы и средства планировалось использовать на трех участках.

Войскам фронтов предстояло наступать на подготовленную оборону врага. Развитая система траншей и ходов сообщения в главной полосе обороны противника, большая насыщенность ее огневыми средствами, а также наличие второй полосы обороны требовали уделить особое внимание планированию использования артиллерии на период прорыва тактической зоны обороны немецких войск.

В Западном фронте для артиллерийской подготовки атаки на всех участках прорыва привлекалось 4950 орудий и минометов калибра 76,2-мм и выше, что составляло 77 % от общего их количества.

Командующий Калининским фронтом привлек для проведения артиллерийской подготовки атаки на все участки прорыва 1653 орудия и миномета (в том числе 1315 орудий и минометов в 39-й армии). В таблице показана средняя артиллерийская плотность в полосах армий, осуществлявших прорыв, а также артиллерийская плотность на участках прорыва.

Армия, привлекавшиеся для прорывов Общая ширина фронта армии в км Ширина участка прорыва в км Количество минометов и орудий (без 50, 37, 45-мм и РС) Количество минометов и орудий, привлекаемых на участках прорыва Артиллерийская плотность в полосе армии на 1 км фронта Артиллерийская плотность на 1 км участка прорыва Западный фронт 31-я 56 8 1016 843 20 105 5-я 50 11 1322 1088 26 92 10-я гвардейская 40 16 3312 2643 80 165 33-я 10-я 72 7 526 376 8 75 Итого но фронту 218 42 6176 4950 30 118 Калининский фронт 43-я 60 4 — 338 — 85 39-я 40 16 2082 1315 50 82 Итого по фронту 100 20 2082 (без 43А) 1653 — 83 Всего по обоим фронтам — 62 8258 6603 — 106

Данные для 10-й гвардейской и 33-й армий даны суммарные.

 Общее количество артиллерии, также плотность ее на участке прорыва взяты с учетом орудий и минометов, привлекавшимся на периоды артиллерийской подготовки и поддержки атаки от 21-й и 68-й армий, находившихся во втором эшелоне фронта.

Для артиллерийской подготовки атаки войск обоих фронтов привлекалось 6603 орудия, или около 80 % всей имевшейся артиллерии в армиях (с учетом артиллерии усиления), прорывавших оборону противника.

Артиллерийскую подготовку атаки в армиях Западного фронта планировалось провести продолжительностью в 1 час 30 мин. — 1 час 55 мин. Продолжительность артиллерийской подготовки атаки в 1 час 55 мин. была запланирована в армиях, привлекаемых для прорыва обороны противника на направлении главного удара фронта.

Поддержка атаки и обеспечение боя в глубине должны были осуществляться методом последовательного сосредоточения огня.

Во всех армиях Западного фронта, прорывавших оборону противника, создавались группы орудий для стрельбы прямой наводкой, минометные группы, группы поддержки пехоты (ПП) и группы дальнего действия (ДД). Типовое представление о составе артиллерийских групп дает 31-я армия. В этой армии состав каждой группы поддержки пехоты колебался от двух до четырех дивизионов, в группу ДД включалось два артиллерийских полка.

Количество артиллерии в армии, группировку артиллерии и организацию артиллерийского наступления на Калининском фронте целесообразно проследить на примере 39-й армии, которой предстояло выполнить основную задачу по прорыву обороны противника.

Количество артиллерии 39-й армии в корпусах

Стрелковый корпус Ширина участка прорыва корпуса в км Количество орудий и минометов в корпусе % к общему количеству орудий и минометов, привлекавшихся для прорыва в полосе армии Артиллерийская плотность на участке прорыва 2-й гвардейский 5,5 556 42 100 84-й 6 472 36 78 83-й 4,5 287 22 64 Итого 16 1315 100 82

Во всех корпусах, в том числе и во 2-м гвардейском стрелковом корпусе, плотность артиллерии на участках прорыва была явно недостаточной. В данных условиях было бы целесообразнее объединить участки прорыва, сузить их и тем самым создать необходимую плотность.

Ввиду недостатка боеприпасов артиллерийская подготовка длилась всего лишь 35 минут; поддержка атаки, как и намечалось, осуществлялась методом последовательного сосредоточения огня.

В Калининском, так же как и в Западном, фронте были созданы группы орудий для стрельбы прямой наводкой, минометные группы, группы поддержки пехоты. В 39-й армии была создана сильная армейская артиллерийская группа в составе четырех артиллерийских бригад, насчитывавших 326 орудий. Армейская артиллерийская группа делилась на две подгруппы. Одна подгруппа в составе 290 орудий действовала в полосе наступления 2-го гвардейского стрелкового корпуса, вторая в составе 36 орудий — в полосе 84-го стрелкового корпуса.

Усилия авиации как Западного (1-я воздушная армия — 855 самолетов), так и Калининского (3-я воздушная армия — 238 самолетов) фронтов были направлены на обеспечение прорыва войск, наступавших на направлении главных ударов фронтов.

На 1-ю воздушную армию под командованием генерал-лейтенанта авиации М. М. Громова и 3-ю воздушную армию, которой командовал генерал-майор авиации Н. Ф. Папивин, возлагались следующие задачи: вести воздушную разведку; прикрывать перегруппировку и сосредоточение наших войск в исходном положении; содействовать наземным войскам в прорыве обороны противника и действиям их в глубине; обеспечить ввод в прорыв подвижных соединений; не допустить подхода резервов противника из глубины.

План боевых действий авиации в обоих фронтах детально был разработан только на первый день операции. В планах предусматривалось два периода: период непосредственной авиационной подготовки атаки и период поддержки (сопровождения) наземных войск в глубине обороны противника.

Всего на первый день операции на Западном фронте было запланировано 2076 самолето-вылетов (на каждый самолет приходилось 2,4 самолето-вылета). Из общего количества самолето-вылетов 340 самолето-вылетов предназначались для непосредственной авиационной подготовки по важнейшим объектам главной полосы обороны противника. 736 самолето-вылетов намечалось использовать на поддержку наступления войск в ходе прорыва обороны противника.

Меньшая нагрузка для авиации была на Калининском фронте. В первый день наступления здесь было предусмотрено произвести 426 самолето-вылетов. В среднем на каждый самолет приходилось до двух вылетов.

На Калининском фронте в период непосредственной авиационной подготовки, на протяжении которой штурмовая и бомбардировочная авиация должна была нанести удары по штабам и опорным пунктам противника, выделялось 182 самолето-вылета.

С началом атаки планом была предусмотрена постановка дымовой завесы вдоль правой разграничительной линии 2-го гвардейского стрелкового корпуса на участке Старые Уссохи — Титово — Рябово и нанесение повторных ударов по опорным пунктам противника. На выполнение этих задач отводилось 90 самолето-вылетов.

Кроме того, в течение первого дня операции на штурмовую авиацию возлагалась задача воспрепятствовать подходу резервов противника из глубины, на что выделялось 40 самолето-вылетов.

Истребительная авиация должна была прикрывать войска ударной группировки 39-й армии (114 самолето-вылетов).

Таким образом, на первый день боя в обоих фронтах было запланировано 2502 самолето-вылета.

Для создания ударных группировок, в соответствии с принятыми решениями, период подготовки операции на обоих фронтах была произведена перегруппировка.

На Западном фронте на направлении главного удара была введена в стыке между 5-й и 33-й армиями 10-я гвардейская армия из резерва фронта. Эта армия совершила марш из района Гжатска для выхода в свою полосу на расстояние свыше 160 км. Для усиления 5-й армии в ее состав был передан из 68-й армии 62-й стрелковый корпус двухдивизионного состава, 33-я и 10-я армии были усилены по одной стрелковой дивизии за счет 49-й армии, действовавшей на второстепенном направлении, и за счет резерва командующего войска фронта.

Переданные из стратегических резервов 68-я и 21-я армии, 6-й гвардейский кавалерийский и 5-й механизированный корпуса выдвинулись в районы сосредоточения в полосы 10-й гвардейской и 33-й армий.

За счет решительного ослабления второстепенных участков фронта в армиях, прорывавших оборону противника, были созданы ударные группировки. Так, например, в 31, 5 и 10-й армиях, которым предстояло прорывать оборону противника в своих полосах, 60–80 % всех дивизий сосредоточивалось на направлении главных ударов армий.

На второстепенных направлениях на каждую дивизию приходилось 24–35 км.

39-я армия Калининского фронта усиливалась за счет резерва фронта 2-м гвардейским стрелковым корпусом и 155-м укрепленным районом. За счет ввода в первый эшелон армии укрепленного района и расширения полос соединений армии, действовавших на второстепенном направлении, были созданы две ударные группировки в армии.

Командующий фронтом вывел в свой резерв из 3-й ударной армии 5-й гвардейский стрелковый корпус. Кроме того, в резерве командующего фронтом имелся 3-й гвардейский кавалерийский корпус. Находившиеся в распоряжении командующего фронтом две механизированные и одна танковая бригады предназначались для развития успеха после прорыва вражеской обороны.

Перегруппировка соединений осуществлялась на расстоянии 20–100 км, а в некоторых случаях и до 160 км.

В результате произведенной перегруппировки войск к началу наступления было создано следующее соотношение сил на направлении главных ударов армий Западного фронта и 39-й армии Калининского фронта.

Наименование Соотношение сил на направлении главных ударов армий Западного фронта 39-я армия Калининского фронта 31 А 5 А 10 гв. А 33 А 10 А Батальоны 3:1 2:1 3,6:1 4,5:1 2,2:1 4:1 Минометы 3,9:1 5,4:1 7,3:1 7,6:1 4,4:1 6:1 Полевые орудия 1,4:1 3,2:1 5:1 6:1 2,4:1 5:1 Орудия ПТО 3,8:1 3,7:1 4:1 5:1 3:1 3:1 Станковые пулеметы 4:1 4,3:1 4,9:1 4,6:1 2:1 — Ручные пулеметы 2,2:1 3,2:1 3,6:1 3,7:1 1,5:1 — Танки 4:1 3,4:1 21:1 12:1 2:1 5:1

Как свидетельствуют эти данные, на участках прорыва армий было создано значительное превосходство над противником в силах и средствах. Однако это превосходство в ходе прорыва полностью использовать не удалось.

В период подготовки операции, из-за отсутствия должной маскировки во время проведения перегруппировки и сосредоточения войск, разведке противника удалось вскрыть готовящееся наступление. Так, в Бюллетене № 1 оценки обстановки на советско-германском фронте за период с апреля 1942 года по декабрь 1944 года отмечается:

«Последние данные воздушной разведки вновь подтверждают сложившееся до сих пор впечатление о противнике и свидетельствуют о перебрасывании ударных сил на участок внутренних флангов 12-го и 9-го армейских корпусов, а также 39-го танкового корпуса и 27-го армейского корпуса».

Обнаружив сосредоточение войск, противник выдвинул из резерва 246-ю пехотную и часть сил 18-й панцергренадерской дивизии против ударной группировки 39-й армии Калининского фронта, а против ударных группировок 31, 5, 10-й гвардейской и 33-й армий Западного фронта перебросил с орловского направления в период с 1 по 6 августа 56-ю пехотную и 2-ю танковую дивизии в район севернее Гнездилово и 36-ю пехотную дивизию в район станции Павлиново.

Все это значительно осложнило последующие действия наших войск при прорыве обороны противника.

Ход операции

По ходу боевых действий и характеру выполняемых задач Смоленскую стратегическую наступательную операцию «Суворов» можно разделить на три этапа.

Первый этап (7–20 августа, глубина продвижения 30–40 км) — прорыв тактической зоны обороны противника и выход войск Западного фронта на рубеж Мазово — Теренино — Цирковщина — Зимцы — Мал. Савки. В ходе этого этапа войска Западного фронта провели Спас-Деменскую операцию. Войска левого крыла Калининского фронта начали Духовщинскую наступательную операцию.

Второй этап (21 августа — 6 сентября, глубина продвижения — 35–40 км) — прорыв оборонительных полос противника в его ближайшей оперативной глубине и выход войск Западного фронта на рубеж восточнее Ярцево — Кукуево — Колпино — Жукова. В ходе этого этапа войска Западного фронта в период с 28 августа по 6 сентября провели Ельнинско-Дорогобужскую операцию, а войска левого крыла Калининского фронта продолжали вести Духовщинско-Демидовскую наступательную операцию.

Третий этап (7 сентября — 2 октября, глубина продвижения войск — 115–145 км) — завершение прорыва обороны противника на всю ее оперативную глубину, овладение Смоленском и Рославлем, развитие наступления в западном направлении и выход войск Калининского и Западного фронтов на подступы к Витебску, Орше, Могилеву. На этом этапе войска Западного фронта во взаимодействии с войсками 39-й армии Калининского фронта провели Смоленско-Рославльскую операцию. В то же время войска левого крыла Калининского фронта провели Духовщинско-Демидовскую операцию.

Общая глубина Смоленской стратегической наступательной операции равнялась 200–225 км.

Утром 7 августа, после почти двухчасовой артиллерийской подготовки, наши войска перешли в наступление из района северо-восточнее Спас-Деменска. На всем шестнадцатикилометровом участке прорыва передовые батальоны первого эшелона стремительно атаковали передний край обороны противника. Однако в дальнейшем бои приняли здесь затяжной и исключительно упорный характер.

Сильное сопротивление встретили части 10-й гвардейской армии (командующий — генерал-лейтенант К. П. Трубников, а с 11 сентября генерал-лейтенант А. В. Сухомлин) в районе Гнездилово. Командующий фронтом поставил задачу 1-й штурмовой комсомольской инженерно-саперной бригаде (командир — полковник П. А. Петров) овладеть высотой 203,3 и открыть путь пехоте. Умело организовал штурм высоты командир 1-го батальона майор Ф. Н. Белоконь. Он отказался от артиллерийской подготовки, попросив открыть огонь с началом атаки. С криком «ура» саперы бросились на штурм. А это были умелые воины — 1-й и 2-й батальоны штурмовых бригад обучали рукопашному бою и метанию ножей. Одетые в бронежилеты и маскхалаты, они наводили ужас на врага. Уничтожив в рукопашной схватке ошеломленных немецких солдат, батальон штурмовой пехоты выполнил поставленную задачу. Опомнившись, нацисты попытались вернуть высоту. Бойцы майора Ф. Н. Белоконя отбили восемь яростных контратак и удержали эту ключевую позицию до подхода наших бойцов.

Интересно отметить, что оборона противника на участке наступления 10-й гвардейской армии изобиловала большим количеством артиллерии. Батальон 499-го пехотного полка и два батальона 488-го пехотного полка 268-й пехотной дивизии были усилены 20 противотанковыми орудиями на переднем крае и 15 батареями полевой артиллерии на всю глубину обороны. Глубина сплошной обороны на данном участке доходила до 5 км. Танковых частей не было. По имеющимся данным, противник имел до 15 самоходных орудий и столько же танков. Резерв из двух батальонов находился в районе н/п Жданово и Харламово.

Перед позициями немецкой обороны находилось сплошное минное поле шириной в 70 м. Один из участков прикрывали металлические сварные рогатки в три ряда, другой — противотанковый ров, отрытый за второй линией траншей.

В небе Смоленщины отважно дрались авиаторы 1-й воздушной армии. После июльских дождей наступили жаркие солнечные дни, и авиация стала вылетать на задания. Ожесточенной атаке с воздуха подвергся опорный пункт немцев Гнездилово. Пятьдесят четыре бомбардировщика Пе-2 обрушили на него 133 т бомб.

Высокую доблесть проявил в эти дни командир 172-го истребительного авиационного полка подполковник Самохвалов. Возглавляя группу из шести истребителей, он встретил 40 вражеских «юнкерсов», направлявшихся в наш тыл. Мгновенно последовала команда: «Прикрываясь облачностью, всем атаковать самолеты противника».

Отважный командир первым врезался в строй вражеских машин, меткой очередью сбил одну из них. Со следующего захода он свалил второй «юнкерс», через несколько минут — третий. Два бомбардировщика подбили другие летчики. Беспорядочно сбросив бомбы, германские самолеты обратилась в бегство. Наша группа не потеряла ни одной машины.

Преодолевая сопротивление противника, отбивая его контратаки, наши войска медленно, но упорно продвигались вперед. В итоге первого дня наступления соединения армий, которыми командовали генералы К. П. Трубников и В. Н. Гордов, углубились на 4 км в оборону немецких войск.

В последующие четыре-пять дней, после ввода в сражение 68-й армии (командующий — генерал-лейтенант Е. П. Журавлев) и вторых эшелонов 10-й гвардейской и 33-й армий, ударная группировка фронта расширила прорыв до 30 км по фронту и 12–16 км в глубину.

Успех сопутствовал и войскам 10-й армии (командующий — генерал-лейтенант В. С. Попов). Они перешли в наступление с утра 10 августа и уже в первый день прорвали главную полосу обороны противника (ее защищали части 131 пд и ударный батальон 4А). Командующий фронтом усилил эту армию 5-м механизированным корпусом. Ему была поставлена задача перерезать Варшавское шоссе и удержаться до подхода стрелковых частей.

Встретив сильное противодействие врага, соединения и части армии вынуждены были почти сразу втянуться в затяжные бои. Эти сражения, проходившие к тому же в период сильных дождей, потребовали от наших воинов большого мужества, инициативы и выдержки.

На весь фронт прогремело имя рядового 1083-го стрелкового полка 312-й стрелковой дивизии 5-й армии Таштамира Рустамова. 12 августа 6-я стрелковая рота этого полка получила задачу овладеть деревней Борисовка. Под сильным огнем рядовой Рустамов умело преодолел проволочное заграждение и ворвался в немецкую траншею. Огнем и в рукопашной схватке он уничтожил 14 германских солдат и одного офицера. Успех атаки был обеспечен. В ходе боя за вторую траншею цепь стрелков прижал к земле пулемет, установленный в ДЗОТе. Рядовой Рустамов начал подбираться к нему. В это время на храбреца набросилось пять немецких солдат. Рустамов уничтожил всех пятерых. Но немцы из ДЗОТа продолжали вести огонь, не давая роте возможности продвигаться вперед. Тогда отважный солдат бросился к амбразуре и ценою собственной жизни заставил замолчать немецкий пулемет. Так славный сын узбекского народа Таштамир Рустамов повторил подвиг Александра Матросова. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 июня 1944 года он был посмертно удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

В бою за деревню Потапово взвод автоматчиков 1-й роты 104-го полка 62-й стрелковой дивизии под командованием младшего лейтенанта Д. А. Коробочки вырвался далеко вперед. После захвата первой траншеи автоматчики буквально «на плечах» отступающих немцев ворвались во вторую и закрепились в ней. На отважный взвод противник обрушил огонь двух артиллерийских и нескольких минометных батарей, очереди станковых пулеметов.

Однако наши бойцы выдержали этот огневой шквал.

Тогда враг бросил в контратаку роту пехоты с тремя танками.

«Это наша земля, ребята! Умрем, а врагу не отдадим ее!» — обратился к бойцам младший лейтенант Коробочка. Двадцать четыре автоматчика поклялись умереть, но не отступить ни на шаг. Двадцать из них пало смертью храбрых. Вот их имена: младший лейтенант Д. А. Коробочка, старшие сержанты А. А. Чистяков, И. Н. Мороз, младшие сержанты А. П. Белкин, Д. С. Конюшев, И. Я. Палюк, С. П. Боровиков, А. Н. Серзляков, И. Н. Герасимов, рядовые А. Кахаров, М. В. Школа, К. М. Гатин, А. Асадулин, Ф. М. Мирходин, Г. Карабеков, Н. И. Гришкин, А. Галин, И. К. Лыгин, С. А. Шеметов, А. С. Ликин.

А четыре оставшихся в живых воина — младший лейтенант Н. А. Ежов, старшие сержанты Г. Г. Екатеринин, И. И. Девочкин и А. В. Сухоруков, израненные, голодные, невероятно утомленные, в первый момент даже не заметили, что пришла помощь — так были заняты боем[73].

Отчаянные попытки немцев удержать спас-деменский выступ оказались безуспешными. Наше наступление продолжалось. Темп его несколько увеличился после того, как 13 августа была введена в бой 21-я армия (командующий — генерал-лейтенант Н. И. Крылов) и двинулись вперед войска 49-й армии (командующий — генерал-лейтенант И. Т. Гришин). К вечеру 42-я стрелковая дивизия (командир — генерал-майор Н. Н. Мультан) и 146-я стрелковая дивизия (командир — полковник Н. П. Балоян) освободили город и железнодорожную станцию Спас-Деменск.

20 августа наступательные действия на Западном фронте приостановились. Необходимо было произвести частичную перегруппировку, пополнить войска людьми, доставить боеприпасы, продовольствие, фураж, подтянуть тылы.

В начале второй половины августа 1943 года на юго-западном стратегическом направлении произошли крупные изменения в обстановке, обусловленные поражением противника в битве под Курском. Войска Брянского и Центрального фронтов, преследуя отходившего врага, вышли к 20 августа 1943 года на подступы к Людинову и Брянску, а войска Воронежского и Степного фронтов вели бои за Харьков. На юге началась наступательная операция войск Юго-Западного и Южного фронтов по освобождению Донбасса. Таким образом, контрнаступление, начатое под Курском, переросло в общее стратегическое наступление.

Германское командование принимало все меры к тому, чтобы остановить наступление Красной Армии.

Большое внимание противник по-прежнему уделял организации обороны на смоленском и рославльском направлениях, на которые, как отмечалось уже выше, перебрасывались значительные силы немецких войск с орловского и брянского направлений.

Успешное наступление войск Брянского и Центрального фронтов и выход их на подступы к Людинову и Брянску создали условия, при которых продолжение наступления главных сил на Рославль, а также их поворот на южное направление были уже нецелесообразны.

В связи с этим командующий фронтом решил изменить направление главного удара с Рославля на Ельню, Смоленск, перегруппировать силы, создать новые ударные группировки и после короткой паузы перейти в наступление.

По решению командующего фронтом ударная группировка фронта создавалась в составе 10-й гвардейской, 21-й и 33-й армий. Этой группировке была поставлена задача разгромить противника в районе Ельни и развить наступление в направлении Ельня, Смоленск.

Войска правого крыла фронта (31, 5 и 68-я армии) должны были использовать успех войск, наступавших на направлении главного удара, и во взаимодействии с войсками левого крыла Калининского фронта овладеть городами Дорогобуж и Ярцево. Войскам левого крыла приказывалось развивать наступление на рославльском направлении.

Для усиления армий, действовавших на направлении главного удара, передавались: 33-й армии — 5-й механизированный и 6-й гвардейский кавалерийский корпуса, 21-й армии (которой командовал генерал-лейтенант Н. И. Крылов) — 2-й гвардейский танковый корпус, прибывший в состав фронта 20 августа из резерва Ставки Верховного Главнокомандования. Кроме того, эти армии были усилены артиллерией. Так, например, 33-я армия (командующий генерал-лейтенант В. Н. Гордов) дополнительно получила пять, а 21-я армия — семь артиллерийских бригад за счет перегруппировки артиллерии усиления, имевшейся во фронте.

Одновременно была произведена перегруппировка зенитной артиллерии, частями и соединениями которой усиливались армии ударной группировки фронта.

Ударная группировка фронта должна была наступать на фронте 36 км, из них 10-я гвардейская армия — на фронте 20 км, 21-я и 33-я армии — на фронте 16 км (по 8 км каждой). Прорыв обороны противника намечалось осуществить на участке шириной 20 км.

На направлении главного удара было создано превосходство над противником: по пехоте — в 1,5 раза, по танкам — в 2 раза и по артиллерии — в 4–5 раз. Наступление на ельнинском направлении намечалось на 28 августа.

Ставка Верховного Главнокомандования директивой № 30172 от 22 августа 1943 года утвердила представленный план операции Западного фронта.

В период с 20 по 27 августа войска Западного фронта производили частичную перегруппировку и готовились к возобновлению наступления.

Наиболее сложной задачей продолжало оставаться обеспечение наступавших войск боеприпасами. Количество боеприпасов в армиях по состоянию на 25 августа в зависимости от калибров колебалось от 0,25 до 1,3 боекомплекта.

Ограниченное количество боеприпасов, имевшихся в распоряжении фронта, продолжало оказывать существенное влияние на выполнение войсками боевой задачи.

В то время, когда войска Западного фронта вели подготовку к Ельнинско-Дорогобужской операции, войска левого крыла Калининского фронта 23 августа после пятидневной паузы возобновили наступление на духовщинском направлении.

39-я армия под командованием генерал-лейтенанта А. И. Зыгина, усиленная из резерва фронта 5-м гвардейским стрелковым корпусом, перешла в наступление на прежнем направлении. Однако в силу слабой подготовки наступления прорвать оборону противника армии не удалось. Противник, подтянув резервы, оказывал ожесточенное сопротивление.

Таким образом, двухнедельное наступление ударной группировки войск левого крыла Калининского фронта успеха не имело. Поставленные задачи не были выполнены, хотя наступление войск левого крыла фронта не позволило немецкому командованию использовать находившиеся здесь дивизии для переброски их против наступавших соединений Западного фронта.

В связи с неуспешными действиями войск командующий Калининским фронтом 30 августа 1943 года обратился в Ставку Верховного Главнокомандования с просьбой разрешить временно приостановить боевые действия для подготовки дальнейшего наступления. Так как 28 августа возобновилось наступление войск Западного фронта на ельнинском направлении, Ставка Верховного Главнокомандования приказала продолжать наступательные действия до 7 сентября, чтобы не дать возможности противнику маневрировать своими силами и средствами.

Верховный по-своему «простимулировал» командующих фронтами. 27 августа 1943 года оба комфронта получили звания генералов армии. Фактически это было сделано авансом, так как Смоленск освобожден не был. В условиях плохой дождливой погоды, не имея в достаточном количестве боеприпасов, командующие фронтами должны были проявить не столько чудеса изобретательности, сколько упорства, чтобы достичь поставленной цели.

Западный фронт, произведя необходимые перегруппировки, с утра 28 августа после артиллерийской подготовки и ударов авиации возобновил наступление, нанося главный удар в направлении Ельни.

На участке, намеченном для прорыва, была создана артиллерийская плотность 150–160 орудий и минометов калибра 76,2-мм и выше на 1 км фронта. Артиллерийская подготовка продолжалась 85 минут. В период артиллерийской подготовки проводилась также авиационная подготовка, во время которой авиация подавляла и задымляла выявленные наиболее активно действующие батареи противника. Артиллерийская поддержка атаки пехоты и танков осуществлялась последовательным сосредоточением огня. В этот же период артиллерийского наступления группа дальнего действия (ДД) продолжала подавлять артиллерийские батареи противника, а группа реактивной артиллерии (ГМЧ) — наиболее сильные узлы сопротивления противника в ближайшей глубине его обороны (до 1,5 км).

28 августа три армии центра Западного фронта (10-я гвардейская, 21-я и 33-я) возобновили наступление. Уже в первый день они прорвали вражескую оборону на глубину в 6–8 км (при ширине прорыва в 25 км). Умело и решительно действовал 5-й механизированный корпус (командир — генерал-майор М. В. Волков). Особенно отличился в боях за опорный пункт Кошелево один из мотострелковых батальонов. Имитируя небольшими силами атаку с фронта, комбат бросил две мотострелковые роты в обход Кошелево. Среди немцев началась паника. Бросая оружие, они бежали на запад. Важный опорный пункт был взят почти без потерь.

В эти дни в состав фронта влилось испытанное боевое соединение — 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус (командир — генерал-майор А. С. Бурдейный). Перед боем командир корпуса от имени Президиума Верховного Совета СССР вручил 4-й мотострелковой, 25-й и 26-й танковым бригадам гвардейские знамена. Личный состав этих бригад, принимая славные боевые стяги, дал клятву Родине и советскому народу до последней капли крови, до последнего биения сердца сражаться за свободу и независимость родной страны, беспощадно уничтожать нацистских оккупантов[74]. Эту клятву гвардейцы с честью выполнили. Действуя в составе Западного, а затем 3-го Белорусского фронта, они еще выше подняли боевую славу своего героического соединения.

Тацинцы вступили в бой 30 августа и во второй половине дня, продвинувшись до 20 км, вместе с войсками 10-й гвардейской армии подошли к Ельне. Штурм города начался в 18 часов. В результате стремительной атаки частей 29-й гвардейской стрелковой дивизии (командир — генерал-майор А. Т. Стученко) с востока и удара гвардейцев-тацинцев с юга наши войска к исходу дня овладели Ельней, крупным опорным пунктом обороны врага на смоленском направлении. Успешно действовали в этих боях 76-я стрелковая дивизия (командир — полковник А. Г. Бабаян), 23-я отдельная гвардейская танковая бригада (командир — полковник И. П. Калинин), 119-й отдельный танковый полк (командир — полковник О. А. Лосик).

В составе 23-й гвардейской отдельной танковой бригады храбро дрался с врагом экипаж танка «Беспощадный». Эта грозная боевая машина была построена на средства видных советских писателей и художников. Обращаясь к ним, члены экипажа писали:

«Дорогие наши товарищи Маршак, Гусев, Михалков, Тихонов, Куприянов, Крылов, Соколов! Экипаж „Беспощадного“ в составе Макарова, Соколова и Стародубцева клянется вам, что будет беспощадно истреблять гитлеровскую свору до полной погибели. „Беспощадный“ будет впереди всех на поле боя…

(Командир „Беспощадного“ В. Макаров»[75].)

Гвардейцы-танкисты выполнили свою клятву: при прорыве укрепленных позиций врага под Ельней их танк раздавил несколько огневых точек и истребил до взвода немецких солдат.

Тесно взаимодействовали с наземными войсками наши летчики из 233-й штурмовой авиационной дивизии. За несколько дней до начала боев Указом Президиума Верховного Совета СССР штурман соединения майор М. З. Бондаренко был удостоен второй медали «Золотая Звезда».

31 августа шесть соединений и частей, участвовавших в освобождении Ельни, получили наименование «Ельнинские». Столица нашей Родины — Москва салютовала освободителям города двенадцатью артиллерийскими залпами из 124 орудий.

Серьезные бои шли в это время и на правом крыле фронта. Здесь наступали 31, 5 и 68-я армии. 1 сентября 312-я стрелковая дивизия (командир — полковник А. Г. Моисеевский) выбила немцев из Дорогобужа. Наши войска на ряде участков успешно форсировали Днепр, Десну и Снопоть и за пять дней прошли с боями почти 40 км.

Западнее Дорогобужа и Ельни сопротивление германских войск заметно возросло. Немецкое командование подтянуло свежие силы. 6 сентября наши наступающие дивизии остановились перед заблаговременно подготовленной полосой обороны противника. Ее занимали отошедшие нацистские соединения, а также части переброшенных на ельнинское направление 330-й пехотной дивизии и 1-й моторизованной бригады СС[76].

В течение недели войска фронта вели разведку вражеской обороны, уточняли систему огня, производили перегруппировку сил. Активно действовала только авиация, продолжавшая разрушать оборонительные сооружения, уничтожать живую силу и технику противника.

Планируя дальнейшие действия, которые должны были привести к разгрому противника на смоленском и рославльском направлениях и в последующем — к овладению Смоленском, командование фронта приняло решение основные усилия сосредоточить в центре. В состав ударной группировки вошли 10-я гвардейская, 21-я и 33-я армии, 2-й гвардейский танковый, 5-й механизированный, 6-й и 3-й гвардейские кавалерийские корпуса. Перед 31, 5 и 68-й армиями была поставлена задача уничтожить противника в районе Ярцево, выйти на реки Вопь и Днепр и во взаимодействии с войсками главной группировки овладеть Смоленском. Войска 49-й и 10-й армий должны были освободить Рославль.

Для прорыва обороны противника на направлении главного удара фронта намечалось привлечь 14 стрелковых дивизий, из которых 7 предполагалось иметь во вторых эшелонах армий и корпусов. Плотность артиллерии и танков на 1 км фронта прорыва достигала: орудий и минометов (калибра 76,2-мм и выше) — 150, танков и самоходных орудий — 48.

Войскам левого крыла Калининского фронта предстояло разгромить группировку противника в районе Духовщина — Демидов и развивать наступление в общем направлении Рудня — Витебск.

Командующий Калининским фронтом решил силами 39-й и 43-й армий 14 сентября возобновить наступление. Основные усилия сосредоточивались в полосе наступления 39-й армии в общем направлении Береснево — Духовщина. По решению командующего 39-й армией главный удар наносился на Духовщину силами 84-го и 2-го гвардейского стрелковых корпусов и подвижной группой армии в составе четырех танковых бригад. Ширина участка прорыва армии равнялась 9 км.

К 10 сентября перед фронтом 39-й армии, играющей главную роль в предстоящей операции, оборонялись 5 германских соединений: 52, 197 и 246-я пехотные дивизии, 18-я танковая дивизия и 25-я моторизованная (панцергренадерская) дивизия.

Необходимо отметить, что в начале сентября наши войска уже пытались овладеть Духовщиной силами 83 ск и механизированной группы полковника Дремова, но из-за слабой артиллерийской подготовки и несоблюдения секретности операция провалилась. Противник подтянул к месту предполагаемого прорыва 1-ю мотобригаду СС, и бои стали позиционными.

Командование Калининского фронта приняло решение нарастить силы ударной группировки. К имеющейся механизированной группе полковника Дремова (46-я и 47-я мехбригады, 4-я истребительно-противотанковая бригада, 114-й отдельный моторизованный инженерный батальон, 1820-й самоходно-артиллерийский полк) добавилась танковая группа подполковника Чупрова (60-я и 236-я танковые бригады, 17-я истребительно-противотанковая бригада и 4-й гвардейский инженерный батальон), которая к 13 сентября сосредоточилась в районе н/п Малые Дебри.

По новому плану операции, как уже говорилось, овладеть Духовщиной уже должны были два стрелковых корпуса: 84-й и 2-й гвардейский. Первый при прорыве германской обороны поддерживала группа непосредственной поддержки пехоты (НПП), состоящая из 11-го гвардейского полка прорыва (11 КВ) и 28-й гвардейской танковой бригады (16 Т-34–76, 10 Т-70, 9 Т-60). Всего — 46 танков. Развивать успех 84 ск должна была танковая группа подполковника Чупрова (62 Т-34–76 и 41 Т-70). 2-й гвардейский стрелковый корпус поддерживала мехгруппа полковника Дремова (58 Т-34–76, 14 Т-70 и 16 САУ СУ-122).

Итого 39-я армия располагала 238 танками и САУ. Немалая сила! Обеспеченность групп ГСМ составляла 2,2–2,5 запр., боеприпасов: 2,5–3,0 б/к продовольствия: 5–8 сутодач[77].

Тактическая плотность на направлении главного удара достигала 4,5 батальона, 128 орудий и минометов (калибра 76,2-мм и выше) и 24 танка. Смена и выход частей в исходное положение для наступления планировались в ночь перед атакой, то есть в ночь на 14 сентября.

В соответствии с принятыми решениями наступательные действия войск Калининского и Западного фронтов были возобновлены 14–15 сентября.

В 10.20 14 сентября после артиллерийской подготовки, продолжавшейся 1 час 20 минут, войска 39-й и левого фланга 43-й армий перешли в наступление. В итоге первого дня боев оборона противника на направлении главного удара была прорвана. Войска фронта продвинулись на глубину от 3 до 13 км, расширив прорыв до 30 км.

В ночь на 19 сентября войска 39-й армии, которой командовал в это время генерал-лейтенант Н. Э. Берзарин, овладели важным опорным пунктом обороны противника на путях к Смоленску — г. Духовщина.

За время этой операции наши танковые группы нанесли противнику следующий урон: уничтожено танков — 14, самоходных орудий — 10, артсистем разного калибра — 55, крупнокалиберных пулеметов — 4, пулеметов — 75, минометов — 42, блиндажей и ДЗОТов — 109, разных складов — 25, автомашин — 31, солдат и офицеров — около 3260.

Захвачено: орудий разных — 4, пулеметов — 17, минометов — 4, винтовок — 46, тягачей — 2, автомашин — 1, мотоциклов — 4, лошадей — 2, телефонных аппаратов — 4.

Потери группы за время операции составили: 63 танка Т-34–76, 18 танков Т-70, 4 САУ СУ-122. Всего 85 единиц. Личного состава было убито и ранено — 2101 человек[78].

15 сентября наступление Западного фронта также возобновилось. В первый же день оборона противника была прорвана на всех направлениях. Активно и решительно действовали наступавшие на Ярцево части 31-й армии. Умело маневрируя, они обходили очаги сопротивления врага и настойчиво продвигались вперед. 16 сентября последний оборонительный рубеж немцев восточнее Ярцево был прорван, и наши войска ворвались в предместья города. Наступавшие на Ярцево 359-я стрелковая дивизия (командир — полковник П. П. Косолапов), 82-я стрелковая дивизия (командир — генерал-майор И. В. Писарев), 133-я стрелковая дивизия (командир — полковник М. З. Казишвили), неотступно преследуя врага, форсировали реку Вопь и овладели городом.

19 сентября 1943 года девяти соединениям и частям фронта, отличившимся при взятии важного опорного пункта обороны немцев на подступах к Смоленску, было присвоено почетное наименование «Ярцевские».

В это время значительного успеха добились войска ударной группировки. За пять дней наступления они продвинулись на глубину до 40 км. Новыми славными боями прославил себя в эти дни 254-й гвардейский имени Александра Матросова стрелковый полк 56-й гвардейской стрелковой дивизии. Решительной атакой 1-я стрелковая рота этого полка, в рядах которой А. Матросов совершил свой героический подвиг, овладела высотой 147,4. Враг стремился во что бы то ни стало вернуть утраченные позиции. Более 150 немецких автоматчиков двинулись на гвардейцев. «Умрем, а высоту не отдадим!» — пронеслось по цепи. Метко разил врага пулеметный расчет сержанта Смолина, друга Александра Матросова. Бесстрашно сражались и другие бойцы. После ожесточенных атак в живых осталось всего пять человек. Но высота все еще была в наших руках. В этот момент в тыл к немцам зашла другая рота, и с большими потерями они откатились вспять[79].

Сохранилось немало документов, ярко свидетельствующих о величии духа, мужестве и самоотверженности, проявленных воинами Западного фронта в боях за Смоленск. Вот донесение комсорга 2-й стрелковой роты 87-го стрелкового полка 29-й гвардейской стрелковой дивизии Матюшина:

«Сейчас идем в бой. Пишу во время огневого налета нашей артиллерии. Комсомолец Полден ранен, но на медпункт идти отказался. Убит командир роты. Я выпустил листовку: „Отомстим за него!“ Коротко сообщил об этом всем комсомольцам. Красноармейцы рвутся скорее в атаку мстить за командира. Над трупом был дан трехкратный залп по фашистам всей ротой.

(Комсорг роты Матюшин»[80].)

Стремительно атаковал противника стрелковый взвод младшего лейтенанта Д. Г. Юркова из 241-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии. При освобождении деревни Болтутино командир этого взвода лично уничтожил 25 немцев и 3 станковых пулемета. В рукопашной схватке у деревни Егоры Д. Г. Юрков с десятью бойцами уничтожил до взвода пехоты и 4 пулемета противника, а затем выбил германских солдат из траншеи. При отражении сильной контратаки в районе деревни Барсуки взвод истребил до 40 нацистов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года младший лейтенант Д. Г. Юрков был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Успехам наземных войск активно содействовали наши авиаторы. В боях за Смоленск летчики 1-й воздушной армии совершили 6093 самолето-вылета, в 160 воздушных боях сбили 128 вражеских самолетов.

Развивая успех, войска Калининского и Западного фронтов уже 19 сентября вели наступление в полосе около 250 км, причем наибольший успех был достигнут на направлении главного удара Западного фронта, где войска за пять дней наступления продвинулись на глубину до 40 км.

20 сентября Ставка Верховного Главнокомандования директивой № 30193 поставила перед войсками Западного фронта задачу: продолжать наступление, разгромить отходившую группировку противника и 26–27 сентября овладеть г. Смоленск; к тому же времени войскам левого крыла фронта было приказано занять Починок, Рославль и выйти на рубеж: река Сож — Хиславичи — Шумяни; в дальнейшем главной группировке фронта ставилась задача наступать в общем направлении на Оршу и 10–12 октября овладеть районом Орша — Могилев.

Калининскому фронту директивой № 30192 от 20 сентября Ставка Верховного Главнокомандования приказала основные усилия войск левого крыла фронта сосредоточить на овладении г. Витебск. К 26–27 сентября войска должны были выйти на рубеж Понизовье — Пунищи — Каспля — Архиповка и не позднее 9–10 октября овладеть Витебском.

Выполняя указания Ставки Верховного Главнокомандования, войска обоих фронтов продолжали успешно развивать наступление.

Войска Калининского фронта 21 сентября силами 43-й армии под командованием генерал-лейтенанта К. Д. Голубева овладели мощным узлом обороны противника на путях к Витебску — г. Демидов, охватив группировку противника, находившуюся в районе Смоленска, с севера. В связи с этим противник начал отводить свои войска, действовавшие перед левым крылом фронта. Успешно продвигаясь, войска Калининского фронта к 24 сентября вышли на рубеж 15 км юго-западнее Велижа — река Каспля — Демидов, 10 км севернее Смоленска.

Ударная группировка войск Западного фронта 23 сентября перерезала железную дорогу Смоленск — Рославль, а 24 сентября вышла к реке Сож, охватив группировку противника в районе Смоленска с юга. К этому времени войска 10-й армии ворвались в г. Рославль и завязали уличные бои.

К 23 сентября смоленская группировка противника оказалась охваченной с северо-востока 31-й армией, с юго-запада — 5-й и 68-й армиями. К вечеру следующего дня наши передовые дивизии вышли на подступы к Смоленску.

Освобождение этого города — почетная страница в боевой истории Западного фронта. Германское командование, хорошо понимая стратегическое и политическое значение Смоленска, приложило немало усилий к тому, чтобы укрепить оборонявшие город войска. Но натиск наших частей уже нельзя было остановить. Передовые батальоны 215, 331, 312–й и других стрелковых дивизий 31-й и 5-й армий смелой атакой сбили противника, укрепившегося на левом берегу, и ворвались в Смоленск. Бои шли всю ночь. Противник отчаянно сопротивлялся. Но все его попытки удержать город оказались тщетными. В 3 часа 30 минут 26 сентября Смоленск был полностью освобожден от германских захватчиков.

Пустырь угрюмый и безводный,
Где у развалин ветер злой
В глаза швыряется холодной
Кирпичной пылью и золой.

В таких горестных словах запечатлел поэт Александр Твардовский (сам родившийся в этих местах. — Примеч. авт.) картину, открывшуюся перед освободителями. Древний город был полностью разрушен врагом. Нет возможности перечислить все злодеяния, совершенные нацистами. Имеется следующая статистика: было сожжено и взорвано 82 % зданий, уничтожены вся промышленность, электростанция, водопровод, 26 больниц, 33 школы, 31 административное здание. В развалинах лежали телеграф, телефонная станция и почтамт, железнодорожный вокзал[81].

В ночь с 25 на 26 сентября столица нашей Родины — Москва салютовала доблестным войскам Западного фронта, овладевшим Смоленском, двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий.

В приказе Верховного Главнокомандующего отмечались заслуги соединений и частей 5, 31 и 68-й армий, а также артиллеристов генерал-майора артиллерии Л. И. Котухова, полковника И. С. Басова, полковника А. А. Сергеева, полковника С. Б. Бильдина, подполковника В. С. Копнина, майора В. В. Богородского, зенитчиков полковника Н. И. Каминского, подполковника М. П. Хилько, подполковника Г. П. Семенова, саперов полковника П. А. Петрова, летчиков генерал-майора авиации В. В. Степичева, генерал-майора авиации Д. Д. Юханова, генерал-майора авиации Н. И. Буянского, генерал-майора авиации Г. Н. Захарова, генерал-майора авиации В. Д. Дрянина, полковника С. П. Андреева, подполковника В. Н. Вусса. 39 соединений и частей фронта получили почетное наименование «Смоленские». 27 сентября в городе состоялся большой митинг. От имени трудящихся глава вернувшейся советской власти секретарь Смоленского областного и городского комитетов ВКП(б) Д. М. Попов выразил горячую благодарность воинам Западного фронта, освободившим Смоленск.

Военный совет, соединения и части фронта немало сделали для того, чтобы помочь трудящимся города наладить нормальную жизнь. Пять подвижных электростанций общей мощностью 100 киловатт дали ток в госпиталь, во вновь созданные больницы, городские и областные учреждения. Инженерно-дорожные части фронта навели сначала понтонный, а затем построили высоководный мост. Саперы Сводной инженерно-саперной бригады под командованием подполковника Е. Х. Бондарева очистили город от мин, фугасов, бомб замедленного действия. В короткий срок они сняли 5 тыс. взрывоопасных предметов.

В тот день, когда войска главной группировки фронта штурмовали Смоленск, части 10-й армии освободили Рославль. В боях за него отличились 49-я стрелковая дивизия (командир — генерал-майор А. В. Чижов), 139-я стрелковая дивизия (командир — полковник И. К. Кириллов), 247-я стрелковая дивизия (командир — генерал-майор Г. Д. Мухин), 277-я стрелковая дивизия (командир — генерал-майор С. Т. Гладышев), 326-я стрелковая дивизия (командир — полковник В. А. Гусев).

Наступательные действия войск Западного фронта продолжались до начала октября. Наши соединения и части с ходу форсировали реку Сож и вступили в пределы Белоруссии.

Противник, лишившись важных для него узлов обороны — Смоленска, Рославля, Демидова, стремился задержать наступление наших войск на промежуточных рубежах. Однако войска Калининского и Западного фронтов продолжали неотступно преследовать врага.

За период с 20 по 25 сентября на всем фронте наступления советские войска продвинулись на 40–60 км. К 30 сентября соединения и части левого крыла и центра Калининского фронта вышли на рубеж Усвяты — Рудня. Дальнейшие попытки наших войск продолжать наступление на витебском направлении успеха не имели.

Войска Западного фронта с ходу форсировали реку Сож, освободили города Красный, Мстиславль, Кричев и к 2 октября вышли на рубеж Елисеевка — Ляды (зап.) — Ленино — Дрибин и далее на юг по реке Проня до Петуховки.

Наступление войск левого крыла Западного фронта на рославльском направлении осуществлялось в тесном взаимодействии с войсками Брянского фронта, проводившими в это время Брянскую наступательную операцию. В середине сентября войска Брянского фронта форсировали реку Десна, а 17 сентября освободили Брянск и Бежицу. К 30 сентября они вышли на рубеж Кричев — Ветка, а к 2 октября — к реке Проня на участке от Петуховки до Пропойска (ныне Славгород) и далее по левому берегу реки Сож.

Большую помощь войскам Калининского и Западного фронтов оказали партизаны, действовавшие в тылу врага на территории Смоленской и Калининской областей. Они оттянули на себя четыре охранные дивизии (281, 201, 286 и 203-ю) и, кроме того, постоянно доставляли советскому командованию ценные разведданные о противнике.

С выходом войск Калининского и Западного фронтов на рубеж Усвяты — Рудня — Ленино — Дрибин — Пропойск (Славгород) наступавшие войска встретили организованное сопротивление противника. Попытки развить наступление на оршанском и могилевском направлениях успеха не имели.

Германские военные историки, и прежде всего К. Типпельскирх, оценивали ситуацию, сложившуюся вокруг Смоленска в сентябре 1943 года, несколько в ином ключе.

Командующий группы армий «Центр» генерал-фельдмаршал фон Клюге прекрасно понимал, что в существующих условиях долго удерживать город Смоленск и прилегающие территории невозможно. Поэтому немецкое руководство заблаговременно выбрало новый оборонительный рубеж и приступило к его оборудованию. Этот рубеж проходил перед Днепром и прикрывал последнюю крупную железнодорожную и автомобильную магистраль перед Припятскими болотами. Если бы советским войскам удалось взять под свой контроль шоссе и железнодорожную линию Гомель — Могилев — Орша, то оборона восточнее Припятских болот вряд ли была бы осуществимой. Отдавая в середине сентября приказ на отход на новый рубеж, проходивший по реке Сож и далее через Ленино на Рудню, командование группы рассчитывало, что ему удастся растянуть этот отход по крайней мере на пять недель. События, однако, заставили осуществить его гораздо быстрее. Критическая обстановка на правом крыле группы армий, нуждавшейся в постоянной поддержке, равно как и исключительно сильное давление, которое оказывал Западный фронт на войска 4-й армии на смоленском направлении, требовали непрерывного сокращения линии фронта. С величайшим трудом сначала удалось помешать Красной Армии прорваться к Смоленску. Но уже 24 сентября Смоленск и Рославль, с которыми у немцев были связаны самые кровавые воспоминания лета 1941 года, агрессорам пришлось все-таки оставить. Натиск советских войск возрастал. Конечно, нашей войсковой разведке стало известно о подготовке новых оборонительных позиций, а Ставка ВГК и командование фронтов стремились не дать германским войскам остановиться и стабилизировать фронт. Южнее Смоленска, который, по мнению немецких историков, из-за упрямства Гитлера пришлось удерживать слишком долго, замысел советского руководства имел успех. Прорыв нашего кавкорпуса на Ленино врагу предотвратить не удалось. Обстановка для германской обороны стала еще более критической, когда наши войска предприняли прорыв и в полосе обороны 3-й танковой армии вермахта, передавшей (вопреки советским утверждениям. — Примеч. авт.) за последние месяцы несколько соединений на другие участки фронта и вынужденной растянуть оборонительные полосы каждой из оставшихся дивизий до 40 км по фронту. Путем перегруппировки сил на других участках группы армий «Центр» удалось остановить наступление. Тем временем ударом из глубины, осуществленным силами наскоро созданных частей и войск охраны тыла, наш прорвавшийся кавкорпус был задержан в районе Ленино. К 1 октября группа армий «Центр», согласно германским оценкам, благополучно отошла на новый рубеж, и генерал-фельдмаршал фон Клюге приказал отныне «покончить с отходом». Такова официальная оценка событий немецкими историками. Элементы объективности в их утверждениях есть, но в период проведения операции инициативой владела именно Красная Армия, а немецкие оперативно-тактические действия являлись следствием реализации наших планов.

В сложившейся обстановке вновь возникла необходимость продолжения активных действий войск Калининского и Западного фронтов на витебском, оршанском и могилевском направлениях с целью сковывания основных сил группы армий «Центр». Проведением ряда частных операций на этих направлениях войска Калининского и Западного фронтов выполнили поставленную задачу и не позволили противнику перебросить свои силы на южное направление, где решался главный исход кампании. Однако продвижение вперед прекратилось.

Перед мощным натиском советской пехоты, артиллерии, танков, авиации, перед мужеством наших бойцов и командиров не устояли укрепленные полосы противника, на которых оборонялись десятки германских дивизий. Войска Западного фронта, ведя непрерывные бои, прошли на запад более 200 км. Ни пехотных, ни танковых соединений и даже частей не смогло немецкое командование снять с западного направления. Тем самым были созданы благоприятные условия для успешного завершения нашего контрнаступления под Курском.

За 57 суток боев нашими войсками были проведены Спас-Деменская, Ельнинско-Дорогобужская, Духовщинско-Демидовская и Смоленско-Рославльская фронтовые наступательные операции. Безвозвратные потери войск Западного и Калининского фронтов за время проведения стратегической наступательной операции «Суворов» составили 107 645 человек.

Источники и литература

1. Документы архива Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ):

а) доклад старшего помощника генерал-инспектора БТ и МВ КА об использовании 1, 5, 11, 25-го танковых корпусов и 5-го механизированного корпуса на Западном фронте от 12 августа 1943 г. (ЦАМО РФ, ф. 38, оп. 80040сс, д. 94, лл. 23–30);

б) доклад УК БТ и МВ Калининского фронта о боевых действиях БТ и МВ фронта за август 1943 г. (ЦАМО РФ, ф. 38, оп. 80040сс, д. 214, лл. 47–37);

в) доклад штаба УК БТ и МВ 1-го Прибалтийского фронта о примерах боевого использования БТ и МВ в условиях лесисто-болотистой местности и выводы по операциям за сентябрь-декабрь 1943 г. (ЦАМО РФ, ф. 235, оп. 2088, д. 49, лл. 1–26);

г) отчет командующего БТ и МВ 5А о боевых действиях армии за август 1943 г. (ЦАМО РФ, ф. 38, оп. 80040сс, д. 206, лл. 90–92).

2. Операции Советских Вооруженных Сил в период коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны (19 ноября 1942 г. — декабрь 1943 г.). М.: Воениздат, 1958. 520 с.

3. Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941–1945. М.: Воениздат. 598 с.

4. Россия и СССР в войнах XX века. М.: Олма-Пресс, 2001.492 с.

5. Советская кавалерия (военно-исторический очерк). М.: Воениздат, 1984. 316 с.

6. Дегтярев П. А., Ионов П. П. «Катюши» на поле боя. М., 1991.238 с.

7. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии. 1933–1945. Т. 3. Война на два фронта. М.: Воениздат, 1976. 416 с.

8. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. Том 2.1943–1945. 304 с.


Боевые действия 61-го стрелкового корпуса 13-й армии на могилевском направлении


Боевые действия оперативной армейской группы с 25 июля по 5 августа 1941 года


Боевые действия войск 20-й армии в районе Смоленска с 9 июля по 7 августа 1941 года


Оборонительные бои на брянском направлении и контрудары войск Брянского фронта с 25 августа по 10 сентября 1941 года


Наступательная операция 24-й армии РККА в районе Ельни с 30 августа по 8 сентября 1941 года


Боевые действия противоборствующих сторон во время Смоленского сражения с 10 июля по 10 сентября 1941 года


Боевые действия советских и германских войск в период проведения Смоленской стратегической наступательной операции «Суворов» (7 августа — 20 октября 1943 года)

Примечания:

7

Ленский А. Г. Сухопутные силы РККА (в предвоенные годы). Санкт-Петербург, 2000, с. 89.

8

Там же, с. 114, 115.

73

ЦАМО РФ, ф. 208, оп. 2526, д. 6737, лл. 616–618.

74

ЦАМО РФ, ф. 661, оп. 81133, д. 2, л. 28.

75

Газета «Рабочий путь» от 22 августа 1943 года.

76

В состав 1-й бригады СС входило два мотопехотных полка по три батальона (в каждом три мотопехотных и пулеметная роты); также в каждом из полков имелись противотанковая (12 37-мм орудий) и пехотная артсистемы (2150-мм гаубицы, 4105-мм орудия), танкоистребительная батарея (12 37-мм орудий), зенитная батарея (12 20-мм орудий), мотоциклетная рота (18 ручных и 2 станковых пулемета, 3 50-мм миномета, 7 бронеавтомобилей Sd.Kfz.222/223) и саперная рота (9 пулеметов).

77

ЦАМО РФ, ф., 235, оп. 2088, д. 49, лл. 2–5.

78

Там же, л, 6.

79

ЦАМО РФ, ф. 208, оп. 2526, д. 381, л. 231.

80

Там же, д. 381, л. 83.

81

«Возрожденный из руин». Смоленское книжное издательство, 1963, с. 24.

Оглавление


Источник: http://www.telenir.net/voennaja_istorija/u_sten_smolenska/p2.php



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Цветок с красным стеблем
К памятнику цветок жизни
Поликарбонат для теплиц как накрывать
Удобрение комнатных цветов бананом
Виноград сорт плевен
Цветок бархатцы 7 букв
Как сажать пенстемон
Что сажать после лука репки


Может ли быть грунт отходом Может ли быть грунт отходом Может ли быть грунт отходом Может ли быть грунт отходом
Может ли быть грунт отходом


Утилизация списанного имущества. Лицензия
Методические рекомендации по разработке проекта нормативов




ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ